Хроника дня терракта в Петербурге

3 апреля 2017 года я спустился в метрополитен Санкт-Петербурга около 14.16 по московскому времени и поехал на станцию метро Садовая.

Уже находясь в подземке, я услышал сообщения по радио, что станции метро «Сенная площадь», «Технологический институт» и «Площадь Восстания» закрыты на вход и выход, но не придал этому значения. Не далее, чем пару дней назад, на синей ветке сломался семафор и точно такой же голос с той же интонацией сообщал о затруднении движения на второй линии.

Хотя, если бы встречу, на которую я ехал, не сдвинули на полчаса, я бы изменил маршрут. Сначала бы заехал именно на «Сенную», чтобы выпить кофе с донатсом в кофейне в переулке Гривцова.

В мозгу мимолетом отложилось наслаивание событий, но я снова не придал этому значения. Возможно, виной была интересная книжка о становлении империи Alibaba, которую я читал передвигаясь общественным транспортом.

Примерно через полчаса я вышел на «Чкаловской». На улице прочитал смску от дочери. Она писала о каких-то взрывах в метро и спрашивала все ли со мной в порядке. А затем, практически сразу, пришли с десяток сообщений от друзей с единственным вопросом «в порядке ли я?».

Мне написали все, кто знал мой лайфхак «дом-машина-метро-встреча-метро-машина-дом». И только потом я залез в интернет и прочитал, что произошло.

Я осознал, что больше не будет «как раньше». Ужасающее понимание того, что спокойная жизнь в Петербурге закончилась окончательно и бесповоротно, ломало многие мои привычки передвижения по городу.

Смотрите, за последние десятилетия терракты совершались в Москве. В Питере — никогда. С революционных взрывов 1917-го, Петербург, наверное, был одним из самых спокойных городов России. Теперь этой идиллии пришел конец.

Я понимал, что все эти рамки на входах в метро, десятки видеокамер, повешенных за невъебические деньги (я даже знаю, за сколько) — банальный распил бюджета. К безопасности пассажиров они не имеют никакого отношения. Мир перевернулся…

Я пытался дозвониться до дочери, до жены, до родителей. Билайн висел наглухо. Через ВК и Facebook я написал, что со мной все в порядке. А когда там же мне написали, что все родные также в порядке и далеко от места взрыва, только тогда успокоился.

Следующие минут 20 лихорадочно читал сообщения от друзей, радуясь любой хорошей новости.

Следующий «сюрприз» ждал меня после окончания встречи. Метро было закрыто.

На остановках стояли толпы людей в надежде уехать наземным транспортом. Все это говорило о том, что забрать машину у метро будет в ближайшие пару часов будет затруднительно. Автобусы и маршрутки шли переполненные людьми. Петроградка стояла намертво.

Я шел по Большому проспекту оглядываясь, чтобы поймать машину. И только на середине пути вспомнил, что на Большом — одностороннее движение, а я иду в противоположную сторону.

Хотя именно тогда я обрадовался, что эта ситуация не застала меня в Москве. В конце концов можно добраться до дома и пешком.

И на самом деле я видел, что десятки — много десятков человек, так и делали. Они шли пешком. Движение по Петроградке было как на Первомайской демонстрации.

Рядом с Невой, на перекрестке передо мной остановился Ниссан Кашкай с бумажкой, написанной от руки «Московский район. Двоих довезу. Бесплатно».

И знаете, что я понял? Что наш народ не сломать! Наша сила это даже не желание выйти на баррикады за пиздаболом Навальным, а именно такие парни на Ниссанах и Фордах, помогающие простым горожанам добраться до дома в тяжелый день.

Больше ничего писать про этот день не буду. Выражаю соболезнования погибшим и желаю скорейшего выздоровления пострадавшим.

 

СохранитьСохранить

Хотелось бы прокомментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *